vipuskniki_dd


Выпускники детских домов: статистика


Опять о «порченых детях», или Попробуем с другой стороны
stepina_natalia
Долго думала, прежде чем касаться опять больной темы о стигме, но вчера прочитала комментарии к нашим публикациям tavitoom, деятельность которой очень ценю, и впала в профессиональную депрессию. Сначала хотела просто ответить, потом решила написать новый пост, т.к. в комментарий побоялась всего не вместить.
Сначала пара иллюстраций.
Последние 6 лет (с 2005 года) мы все больше работаем в сфере семейного устройства детей из сиротских учреждений (здесь мы идем в ногу со всей страной), хотя не перестали заниматься развитием и социализацией детей из детских домов и очень штучной профессиональной подготовкой выпускников. Для меня эти направления – не антагонистические, а взаимодополняющие. С 2009 г. мы с коллегами делаем новый проект – Общественный ресурсный центр помощи приемным семьям с особыми детьми. Здесь мы плотно взаимодействуем с двумя десятками семей, как очень успешных, так и с большими проблемами. В рамках прочей деятельности так или иначе знакомы еще с несколькими десятками приемных семей – РАЗНЫХ, подчеркиваю, семей – с разными категориями детей, разной степенью успешности воспитания, разной удовлетворенностью от своей жизни, разными детскими судьбами, разным уровнем социализации. Так настойчиво пишу об этом затем, чтобы подтвердить, что с жизнью таких семей, проблемами и радостями приемного родительства знакомы не понаслышке. Мы вообще привыкли говорить только о том, что знаем, и отвечать за свои слова.
А теперь для коллег в сфере семейного устройства. Данная общественная инициатива (с выпускниками) начата, помимо прочего, еще и потому, что существующее положение дел очень мешает в семейноустроительной работе. Поймите, пожалуйста, эту простую вещь, эту очевидную, на наш взгляд, связь.

Теперь собственно иллюстрация. «По долгу службы» подписана на рассылку с усыновительской конференции на «7y.ru», так что ежедневно читаю от 5 до 15 публикаций приемных родителей. Увидела такое письмо (надеюсь, сняв все координаты, я не нарушила приватность):

«О тайне и окружающих
Нет, не готово наше общество к нашим детям. И если я была сторонником открытого усыновления, то теперь вряд ли буду. Слишком много пришлось столкнуться в последнее время с отношением этого самого общества. Детская площадка меня добила. Слава богу, что мы переехали, и никто не знает, что мои мальчишки усыновлены. Наши дети всегда были и будут в глазах окружающих людьми второго сорта. Увы. Спасибо за это нашим СМИ. Собственно, последний из диалогов на детской площадке, где есть возможность покататься:
- Вот у нас у женщины дочки не стало, она девочку взяла, там же гены…
- Они же все порченые, нормальными не станут…
- Так нормальные ж не бросают, дети такими же будут.
- А вот по ТВ показывали…
и т.д. по списку…
И вроде народ с образованием.
Парадокс в том, что один из детей самой ярой противницы был ровесником моего. И на его фоне мой "порченый" ЗПРный сын явно смотрелся более развитым и адекватным. И другие ребятишки тянулись к нему.
Бросать своих детей на баррикады пропаганды усыновления, увольте. Моему младшему расти в этом дворе».


О таких ситуациях десятки постов (эта информация не является закрытой – подпишитесь и читайте, если не верите).

Это одна сторона проблемы – общественная стигма распространяется на детей из детских домов и тянется с ними в приемные семьи.
Другая – отношение самих приемных родителей, которые нередко списывают семейные проблемы на 2 причины: 1) «у них же все-таки гены» и 2) «вы же знаете, какие оттуда выходят выпускники».

Коллеги, еще раз – на случай, если кому-то захочется увидеть в моих словах «что я против приемных семей» - КРУПНЫМИ БУКВАМИ ПИШУ: «Я ЗА ПРИЕМНЫЕ СЕМЬИ. Я ЗА УСТРОЙСТВО ДЕТЕЙ В СЕМЬИ», я ни на кого не «наезжаю», никого не осуждаю и не хочу принизить ничей труд. Я безоценочно констатирую факт: у приемных родителей миф о выпускниках активен и они им пользуются.

И я не думаю, чтоб это было хорошо.
Такой миф – о потенциально «пропащих» - либо стимулирует мессианские идеи («пойдем все и всех спасать»), либо в кризисные моменты толкает к отчаянию и беспомощности («что я ни делаю, все без толку, потому что они оттуда все такие»). И то, и другое только мешает – и жизни в семье, и работе с ребенком. Ребенку не нужно, чтобы он был иллюстрацией к мифу или его опровержением, ему нужно – простите, что напоминаю очевидные вещи – чтобы его принимали (с любым прошлым и любыми тараканами), чтобы верили в его потенциал и давали возможность его развивать, чтобы вокруг была обогащенная среда, раскрывающая способности, чтобы апеллировали к хорошему в ребенке, а не давили, чтобы создавали ситуации успеха, влияющие на позитивную самооценку, и чтобы было поле принятия самостоятельных решений (на уровне возраста, но было) – потому что мы часто забываем, что ребенок еще и субъект своей судьбы, а не просто объект нашего воспитания или влияния системы.
В эту сторону мы и хотим переформатировать общественное сознание. Мы хотим, чтобы люди видели в детдомовском ребенке не потенциального преступника или иждивенца, тотально искалеченного «фашистской» системой, а ребенка, попавшего в трудную ситуацию, с потенциалом, не худшим, чем у «обычных» детей, но имеющего меньшие возможности. Часть детей (и дай бог, чтоб немаленькая часть) уйдет в семьи, где их возможности расширятся в разы. А часть детей останется в системе, и многие из них, вопреки антигуманности этой системы, вопреки ее «уравниловке» и прочему, реализуют свой шанс «остаться людьми» и выйдут в мир с позитивными намерениями строить свою жизнь. Вот этих, вышедших в мир, выпускников пусть этот мир встретит сочувствием, уважением и предложениями, расширяющими возможности (то, чего им так не хватало в детдомовском детстве). А не отвращением или нелепым восхищением. Вот чего мы хотим.
Нелепо обвинять нас в том, что мы выстраиваем логическую цепочку: «раз выпускники не все падают на дно» - значит «система хороша» (и «не надо устраивать в семьи»). Это вы выстраиваете такую цепочку за нас :((( о чем мы не перестаем печалиться уже который месяц.
Наша цепочка другая:
«выпускники, которые смогли построить свою жизнь, несмотря на то, что система не давала таких возможностей в полной мере» - «значит, у детей в детских домах, несмотря ни на что, хороший потенциал» - значит «надо перестраивать жизнь этих детей так, чтобы у них стало больше возможностей», в том числе, конечно, и «устраивать их в семьи».

В общем, работы непочатый край, а людей, видящих контекст, еще меньше, чем я думала. Ну, будем продолжать, что же теперь поделаешь.

У меня, собственно, 2 просьбы.
Первая – к тем господам оппонентам, которые настаивают, что мы своими действиями защищаем систему детских домов. Где мы об этом пишем, процитируйте нас, пожалуйста. Повторяю, что у нас этого и в мыслях не было, но может быть, какие-то выражения звучат двусмысленно? Будем благодарны.
И второе. Если бы мы создали сообщество, в котором разоблачали бы «систему», собирали бы «ужасы» жизни в ДД, ужасы гибели выпускников ДД – мы бы встретили вашу поддержку? Это было бы полезно?
И предложение: сформулируйте, как, на ваш взгляд, должно измениться общественное мнение о выпускниках? Какой «ретрендинг» вы бы предложили? Или вас все устраивает?
Спасибо.

И напоследок на ту же тему, но с позитивом. Взято из той же усыновительской конференции:

И смех и грех :))
Проходили мы на днях всей семьей врача для посещения бассейна. Тетя с виду была, конечно, странновата, не скрою... Осмотрела, дошло дело до документов. И тут она смотрит на постановление об опеке и с удивлением спрашивает:
- А почему тут написано, что он у вас оставшийся без попечения родителей?
Отвечаю:
- Потому что ребенок у нас под опекой.
Тетя изрекает с выражением:
- ТАК ЭТО НЕ ВАШ РЕБЕНОК???
Я спокойно:
- НАШ...
И тут тетя, совсем офигевши, задает такой вопрос, отчего обалдела я:
- ТАК ЗАЧЕМ ВЫ ЕГО В ДЕТДОМ СДАЛИ???
...Выдыхаю и пытаюсь спокойно ответить:
- Ребенок приемный.
Тетя:
- А! ТАК ВСЕ-ТАКИ НЕ ВАШ!
Я:
- Нет, наш, несмотря на то, что приемный.
Тетя, задумчиво:
- А я смотрю, вы его прям целуете…

Статистика 2005-10 г.г.
tpp76
Это статистика по двум детским домам за последние пять лет. В работе системы в эти годы происходили изменения, повлиявшие на состав воспитанников: борьба с безнадзорностью и беспризорностью начала нулевых, активное семейное устройство и как следствие - увеличение количества возвратов из замещающих семей. Это, конечно, отразилось и на  дальнейшем жизнеустройстве выпускников.

1. Детский дом (60-90 воспитанников) в столице автономии, дети поступают из отдаленных районов и сел в старшем дошкольном и младшешкольном возрасте. В связи с тем, что детский дом расположен очень далеко от мест проживания их семей отношения с кровными семьями поддерживаются редко.

2005 год: выпустилось 10 человек, все после 9 класса. 
Колледж - 2 (медицинский и юридический)
ПУ - 8 (1 не окончил обучение)
В связи с тем, что часть детей отправилась учиться по месту своего основного проживания связь с ними прервалась, о 6 выпускниках известно только, что они благополучно закончили образование.
Замужем и имеет ребенка - 1 выпускница
Осуждены - 2

2006 год: 10 выпускников после 9 класса
Колледж - 3 (не окончил - 1)
ПУ - 8
нет сведений - 5 человек
работают по специальности - 2
 не по специальности - 1 (продавец в супермаркете)
есть семья - 2, есть дети -1
судимостей, алкогольной и наркотической зависимостей - нет

2007 г.: 12 выпускников после 9 кл.
колледжи - 5 (неокончили обучение 4)
ПУ - 9 
второе образование (ПУ) - 1
работают - 2, оба по специальности
не работают без уважительной причины - 2
сеьми - 2, есть дети -2
судимости, асоциальное поведение - 3

2008 г.: 9 выпускников, 9 кл.- 3; 11 кл. - 6

Начальное образование — 2
среднеспециальное — 4, не окончили - 1
высшее — 6, не окончили - 3

1 человек не работает и не учится

2009 г.: 7 ч-к; 9 кл. - 3 ч-ка; 11 кл. - 4 ч-ка
Начальное образование — 2
среднеспециальное — 2( незаконченное — 1)
высшее - 4

Все выпускники продолжают обучение, противоправные действия совершает 1 человек

2010 год: 22 ч-ка; 9 кл.- 7 ч-к (из них 1 после СПТУ закрытого типа); 11 кл - 15
Начальное образование — 7
среднеспециальное — 5
высшее - 10
употребляет алкоголь - 1
имеет судимость, но ведет приемлемый образ жизни - 1


2. Детский дом (80-140 воспитанников) в столице автономии. В детский дом поступают дети из этого же города, основные поступления с улиц (безнадзорные и беспризорные дети) и из замещающих семей (в основном - отмена родственной опеки) в среднем и старшешкольном возрасте. Практически все дети, имеющие кровных родственников поддерживают с ними отношения.

2005 год: 35 выпускников после 9 класса.
Все поступили обучаться в ПЛ и ПУ города (повар, плотник, электрогазосварщик, строительные специальности)
не окончили обучение - 16 человек
получили дополнительную специальность(курсы парикмахеров при ЦЗ) - 2 человека

работают по специальности: 8 человек
не по специальности (флорист, санитарка, кондуктор) - 3 ч-ка
не работает по уважительной причине - 7 ч-к ( в отпуске по уходу за ребенком)

есть муж (жена) - 4
есть дети - 9
лишена родительских прав - 1

есть алкогольная/наркотическая зависимость - 11 ч-к
нах. или освободились из  МЛС - 7 (один дважды; двое за совершение особо тяжкого преступления, одна девушка)
условная судимость - 4 (один дважды)
судимости за кражи, грабежи, угоны машин. 1 - за жестокое обращение с детьми (та, что лишена прав)
есть судимости но ведут социально приемлемый образ жизни - 2
бродяжничает - 1
продал квартиру - 1
местонахождение неизвестно - 8

состоит на учете в ПНД - 1 (имеет судимости, принудительное лечение)

Инвалидность: ДЦП + УО - 1 (местонахождение неизвестно)


2006 год: 12 выпускников 9 кл. 
Все поступили в ПУ
не доучились - 6
получили дополнительную специальность (курсы парикмахеров в ЦЗ) - 1

работают по специальности - 4
не по специальности (грузчик, кондуктор) - 2
не работают без уважительной причины -4

есть дети - 2

нах. или освободились из МЛС - 1
наркотическая/алкогольная зависимость - 2
занимается проституцией - 1 (с наркотической зависимостью)
местонахождение неизвестно - 2

2007 г.: 13 выпускников из 9 класса
ВУЗ (педуниверситет) - 1 ч-к, был отчислен с 1 курса
торгово-эконмический коллежд (товаровед) - 1 ч-к, педколледж (ушла с 1 курса) - 1 ч-к
ПУ - 11 ч-к, не окончили - 4 ч-ка
второе профессиональное (ПУ) - 1 ч-к

работают по специальности - 2
занимается частным предпринимательством - 1 (отчисленный из ВУЗа)
на учете в ЦЗ - 2
ухаживает за ребенком - 1
в армии - 1

есть ребенок - 1 
употребляют алкоголь - 1
условная судимость - 1
местонахождение неизвестно - 3

2008 год: 14 выпускников после 9 класса
Начальное образование — 14 (незаконченное — 4)
вторая специальность (ПУ) — 1
дополнительное образование (курсы вождения) - 1
среднеспециальное - 2

Имеют судимость — 4
две судимости — 1 (нах. в мЛС)
имеют судимость, но ведут социально приемлемый образ жизни — 2
употребляют алкоголь — 3
алкоголь и наркотики - 1

 

не имеют проблем  - 6

Имеют жилье — 10, из них: проживать там не могут — 3; по адресу не проживают — 1; продал квартиру - 1
 

инвалидность - 2

2009 год: 11 выпускников 9-тиклассников, из них один - освободившийся из колонии для несовершеннолетних

Начальное образование — 8, не окончили — 5
среднеспециальное — 3, не окончили - 1

не работают без уважиительной причины - 5

есть ребенок - 1

Имеют судимость — 3
имеют судимость, но ведут социально приемлемый образ жизни — 1
ведут асоциальный образ жизни — 5
употребляют алкоголь — 1
местонахождение неизвестно — 1

не имеют проблем в социализации - 4

Имеют жилье — 8, из них: проживать там не могут — 1; по адресу не проживают — 3;продал квартиру - 1
 

учет в ПНД - 1

2010 год: 10 выпускников, 9 кл. Из них 1 - после СПТУ закрытого типа
колледжи - 1
ПУ - 9

Имеют судимость — 2
имеют судимость, но ведут социально приемлемый образ жизни — 1
ведут асоциальный образ жизни — 3
употребляют алкоголь — 1
бродяжничает — 1
не имеют проблем в социализации - 4

Имеют жилье — 6, из них: проживать там не могут — 3
 

инвалидность (ДЦП, травма позвоночника) - 2


 



 



 

Выпуски 1991, 1994, 1998 и и 2002 г., 40 выпускников
allo4ka89
 Господа!
Предлагаем вам следующую «порцию» собранных нами сведений о выпускниках разных лет. Сегодня это 4 класса: выпуски 1991, 1994, 1998 и и 2002 г. Выпуски из 3 разных сиротских учреждений (выпуски 1998 и 2002 – из одного учреждения).
Первые сведения о выпусках:
http://vipuskniki-dd.livejournal.com/1409.html

Уточняем – что как бы ни называлось учреждение – везде речь идет об учреждениях для детей-сирот и детей без попечения родителей, все упомянутые учреждения имели собственные школы.

Выпуск 1991 г., детский дом с массовой школой (школа при детском доме), 8 класс, 12 выпускников (8 девушек и 4 юноши), г. Москва
(класс указан не полностью, только те сведения, что удалось собрать)
Сейчас этим людям по 35-36 лет.

Работает: 6 человек
Имеет семью: 5 человек (4 полная семья и 1 мама-одиночка)
Воспитывает детей: 5 человек (у 3 по двое детей)
Получили или получают высшее образование: только об одной девушке известно, что позже закончила 11 классов, сейчас учится в Московском государственном университете леса, до этого закончила ПТУ при Трёхгорной мануфактуре, курсы парикмахерского дела, массажа.

Проблемы с социализацией:
Имеет судимость – 1 девушка (за торговлю наркотиками).
Попали в наркотическую/алкогольную зависимость – 3 человека.
Погибли – 3 человека:
1 девушка покончила с собой на 3-ий год выпуска после изнасилования.
1 молодой человек погиб от передозировки наркотиков.
Еще с 1 молодым человеком произошла какая-то темная история, со слов одноклассников: «скончался от воспаления лёгких. Он жил на работе, потому что кем-то квартира была продана и он остался без жилья».
Пропал без вести – 1 человек (со слов одноклассников: «Выйдя замуж за непорядочного человека, продала квартиру и исчезла, была дочь, где сейчас - неизвестно»).
Изъят ребенок – у 1 человека (той девушки, что была осуждена), еще у 1 девушки дети воспитываются в семье родственников отца детей, она страдает алкогольной зависимостью.
Потеря/продажа квартиры – 2 человека.


Самые трудные годы для выпуска – начало 90-х гг. Мы убедимся в этом и на примерах других учреждений. Еще большую роль сыграло то, что в школе при этом детском доме не было 11 классов, учили до 9, некоторые потом переходили в другие интернаты за 11- леткой, а некоторые в ПТУ или просто на улицу. В 1991 г. оказаться на улице в 15-16 лет – вспомните это время, и можно обойтись без комментариев. Система помощи выпускникам тогда практически не работала, учреждения не были обязаны решать проблемы выпускников, центры социальной помощи тоже. Плюс общее для всех - социальные потрясения в стране.
(далее выпуски 1994, 1998, 2002 гг. )Collapse )

Теперь хотелось бы подвести некоторые итоги.
Мы представили данные по 70 выпускникам (считая вместе с первой публикацией) из 6 выпускных классов разных лет – с 1991 по 2002. Хотя мы прекрасно понимаем, что это недостаточно презентативная выборка, тем не менее хотим посчитать первые «проценты».

Из 70 выпускников:

Получили или получают высшее образование: 12 (17%)

Работают: 45 (64%)
Не работают по уважительной причине: 5 (7%)

Имеют семьи: 35 (50%)
Воспитывают детей: 36 (52%)

Проблемы с социализацией:
Имеют судимость – 5 человек (7%)
Попали в наркотическую/алкогольную/другую зависимости – 9 человек (13%)
Изъяты дети – 2 человека (3%)
Потеря/продажа квартиры – 6 человек (9%)
Пропали без вести – 1 человек (1,4%)
Покончили с собой – 1 человек (1,4%)
Попытки суицида – 1 человек (1,4%)
Погибли от передозировки наркотиков – 1 человек (1,4%)
Погибли при невыясненных обстоятельствах – 1 человек (1,4%)

Об общественной стигме-4 - первые итоги
stepina_natalia
Уважаемые участники дискуссии!
Благодарю вас за активность и за то, как много «веток» вам удалось вырастить из «основного дерева». Досадно, правда, что внешние читатели не всегда успевают не только следить за ходом мысли, но даже и просто успеть прочесть написанное.
Поднимаю тему еще раз, чтобы комментарии не уходили только в личный обмен мнениями. Предыдущие посты предлагаю заморозить.
Опять же напоминаю о том, что многие темы можно выделить в отдельный пост. Предлагаю писать текстами)) и обсуждать не все «разом», запутывая читателей, а по отдельности.

Здесь хочу здесь обозначить некоторые реперные точки дискуссии (далеко не все).

Проблема № 1. Часть оппонентов напористо настаивают на том, что предложенная нами идея дестигматизации выпускников детских домов направлена на «защиту» СИСТЕМЫ детских домов. (Как говорит один мой знакомый: понять это нельзя, это можно только запомнить.) Все наши доводы, переходящие в вопли, что мы не защищаем СИСТЕМУ, все наши предыдущие заслуги в деле продвижения идей семейного устройства и другой гуманизации жизни детей-сирот, разбиваются о незыблемую уверенность тех, кто считает, что раз система ужасна, то ВСЕ и ВСЁ в ней ужасно, и все, что подтверждает этот ужас – правда. А все, кто говорит иное, – враги.

Проблема № 2. Сложившаяся у многих оппонентов устойчивое (и видимо, такое же незыблемое) представление о детских домах как о «поле тотального зла», где ВСЁ есть зло и каждый соприкоснувшийся с этим – заражен этим злом. А немногие спасшиеся – святые или мутанты.
Наша незатейливая в общем-то мысль о том, что за любой системой надо видеть живых людей - детей, для которых это повседневная жизнь с ее обычными радостями и неприятностями (и не все из них мученики), воспитателей, для которых это работа, иногда любимая (и не все из них мучители), выпускников, для которых это значительный кусок жизни (и не все из них готовы его вычеркнуть), – так вот, эти простые мысли наталкиваются на воистине магические представления. ТАМ ВСЕ ПЛОХО – просто как заклинание.
Не кажется ли вам, что этот отказ от анализа, эта попытка упростить до атома – больше работает на защиту системы? Ибо выводит ее из рациональных представлений в истерически-эмоциональные? Что только мешает реформам в этой сфере.
Кстати, о таком синкретическом взгляде очень хорошо сказал один известный волонтер: «когда перестаешь относиться к детдомовским детям, как к явлению, а начинаешь относиться как к отдельным личностям, которые в сущности, бесконечны - становится невыносимо» (цитирую не по первоисточнику), и дальше – тогда перестаешь и ездить в детские дома. Я бы сказала – когда начинаешь видеть отдельных детей и людей, тут заканчивается возвышенно-волонтерский взгляд и начинается – работа, помощь, отношения – то есть то, что обращено непосредственно к ребенку, а не против системы в целом. Помогать, взаимодействовать, выстраивать отношения, участвовать в судьбе конкретных детей, а не бороться с системой – это разные вещи, не так ли? (Боюсь, что сейчас в меня полетят камни от волонтеров, но уж раз начали «вскрывать нарывы», коснемся и этого.)

Проблема № 3. Я догадывалась, что в семейно-устроительной концепции сегодня много идей, направленных на «спасение» детей из системы. Но не предполагала, что ненависть к системе является смыслообразующей. Тенденция, на мой взгляд, крайне опасная, и в личном и в общественном смысле.

№ 4. Сюда бы я поставила и вопрос: как тогда помогать, если нет стигмы (в смысле нет 90 процентов несоциализованных выпускников). Да, согласна, что любые социальные льготы маркируют (отделяют) какую-то группу от остальных людей. Но этот маркер может быть и позитивным и негативным. С другими группами (многодетные, инвалиды, пожилые) так и произошло – есть разные маркеры. И только с детдомовцами срабатывает один негатив. Мы помогаем им, потому что уверены, что 90 процентов упадет на дно? Других мотивов и найти не можем?
Что это, как не сцепка с идеей тотального зла (см. выше)?

И последнее (пока). Про то, что мысль о социальном неблагополучии большинства выпускников живет в представлении «мирных обывателей». Цитирую учебник по социальной психологии:
Мудрик А.В. Введение в социальную педагогику (издание Московского психолого-социального института, Москва, 2009).
Раздел VII «Основы социально-педагогической виктимологии».
Параграф 1. Человек как жертва неблагоприятных условий социализации.
Страница 534:
«Еще более трагический пример – судьба выпускников детских домов и сирот вообще (в основном – социальных, то есть имеющих родственников). Среди них до 30% становятся «бомжами», до 20% - преступниками, до 10% заканчивают жизнь самоубийством».

Цифирки стали помягче, да что толку. А ведь это учебник, по нему педагогов и психологов теперь десятилетиями учить будут…

Моя история жизни...
stepina_natalia
Сегодня мы публикуем рассказ Иры о своей жизни. Это реальная история - и мы благодарим Иру за ту откровенность, с которой она написала о своем пути. Мы знаем Иру уже больше 17 лет, уважаем ее за настойчивость и умение помочь тем, кто рядом, и можем только пожелать, чтобы в ее дальнейшей жизни были новые успехи и новые достижения. Это очень сильный и целеустремленный человек.
Ира, возможно, будет сама отвечать на комментарии, в любом случае она читает наше сообщество и можно обращаться к ней напрямую.
НС
 
Моя история жизни...

Здравствуйте, друзья!
Меня зовут Ира, мне 31 год.
Моя история жизни начинается с самых маленьких лет, то есть как я приехала в школу из детского дома №21.
Мне исполнилось семь лет, и меня отвезли в школу-интернат. Так же приехали многие другие ребята, только из разных детских домов. Вот и началась жизнь в этой школе… Что было дальшеCollapse )

Ну невозможно с этим жить, или Об общественной стигме-3
stepina_natalia
Поднимаю из комментариев это мнение, просьба отвечать здесь.

lenaz_k 

Сегодня разговариваю со знакомой, прошу ее поучаствовать в опросе, и ловлю себя на том, что пытаюсь говорить тихонько (стою на улице, ребенка в сад отвела).
Мне почти 36 лет, двое детей, два образования, я ген. директор фирмы, а по сей день шарахаюсь. Муж в разговорах про сирот и выпускников не говорит, что его жена выпускница. Нет, ему не стыдно за меня, он просто понимает, что его скорей пожалеют, поохают, будут шептаться за спиной, да и на меня пальцем потычут при встрече.
А еще я слышала с каким восхищением и жалостью, коллеги мужа говорили о своей коллеге - высококвалифицированном враче скорой помощи: "она же из детского дома", тетке уже за 50, двое внуков, но это "детский дом", клеймо.
Это к тому, что, пора, господа, что-то менять, ну невозможно с этим жить. Путь не на мой век, пусть через лет 50, но на нас, сирот, не будут смотреть как на «МОЛОДЕЦ, У ТЕБЯ ПОЛУЧИЛОСЬ», если ты закончил вуз. Или наоборот «НУ ЧТО МОЖНО ОТ НЕГО ЖДАТЬ, ОН ЖЕ СИРОТА».
И пытаться объяснить людям, что твой характер нисколько не изменился бы, даже если бы ты росла дома, невозможно. Что твоя эмоциональность - это неотъемлемая часть тебя, что ты холерик чистой воды, а не «она же росла без родителей, она выживала, вот отсюда и такие проблемы». У меня есть проблемы, я знаю, какие их них тянутся из детства, но я не ущербная, меня нельзя разглядывать и списывать все мои отрицательные черты на мое детство.
И я как-то к своему положению снисходительно отношусь, ну потычут пальцем и ладно, а ведь есть ребята, которым просто страшно сказать о себе « я выпускник». Моя одноклассница врала про своих родителей, а потом забыла, что врала, и ее поймали на лжи, было очень стыдно.
И говорить про проблему сиротства в России можно много, начиная с того что как не было профилактики, так ее и нет. Развалили патронат, единственную надежду, и уже ничего сделать невозможно. Постинтернатных площадок нет, только в ОПП, но там сидят дилетанты, которые не то что не знают, что такое выпускник, им по большому счету все равно.
Надо, чтобы общество перестало бояться, перестали люди говорить о нас, как о больных, может тогда, будет проще помочь, поддержать, вера в человека творит чудеса.

Интересные дискуссии тут развернулись, или Об общественной стигме2
stepina_natalia
 Уважаемые участники дискуссии об общественной стигме, по просьбе члена нашего сообщества Ани публикую ее развернутый комментарий к теме.
Для любителей видеть в нас фальшивомонетчиков отдельно сообщаю, что Аня существует на самом деле, действительно написала это письмо и я в нем ничего не исправляла, кроме трех опечаток. Собственно, Ане ничего не помешало бы поставить этот пост под своим именем, это я просила ее этого не делать. По той грустной причине, что не очень уверена в толерантности участников дискуссии, особенно самых активных. А когда человек пишет о ценных для него вещах, а ряд диспутантов настроен агрессивно и норовит ударить побольнее, я вижу задачу сообщества в том, чтобы оградить первых. Теперь Аня сама решит, насколько ей открываться и как отвечать на комменты.
Прошу прощенья у тех, кого это не касается, но такое удручающее впечатление оставили многие комментарии к первой части. Просто общественная стигма в действии. Как будто я не писала о том, что это сообщество читают и в нем участвуют сами выпускники.
Мы, конечно, люди крепкие, но услышать, что мы защищаем фашистскую систему – это на любого, думаю, произведет впечатление. Возможно, оппонент не ведает, что творит, или уж в пылу дискуссии занесло, но думаю, что мы вправе потребовать публичных извинений.

Остальное читайте у Ани:

«Интересные дискуссии тут развернулись. Я прочитала абсолютно все комментарии. Есть такие, с которыми, я как выпускник ДД, в корне не согласна, например, сравнивание детских домов с фашистскими концлагерями. Это перебор. Да, попадались на моем веку всякие "педагоги", но, вроде, я все еще жива (не сожгли меня там заживо). Была у нас хорошая воспитательница, которая, как дело доходило до выяснения отношений, всегда подытоживала спор такой фразой: "Вы - все дети тунеядцев и алкоголиков. У вас нет будущего". Хорошая фраза для гармоничного развития личности, не так ли?

Я, прежде всего, за дестигматизацию выпускников интернатов! Надоело ходить с ярлыком "детдомовский - значит вор и тунеядец".

Тут промелькнуло высказывание, что реабилитировать нужно всех - и детей, и работников ДД (LeoKondrat). Детей, да, нужно реабилитировать. А работника ДД для чего реабилитировать? Вот это не совсем понятно мне.
Как и в любом обществе - в ДД есть плохие и хорошие "тети" и "дяди". Слава богу, что на моем веку большинство воспитателей было хороших. Но, в целом, все равно не покидало чувство, что от тебя везде хотели избавиться - мать (инвалид 2-й группы и сильно злоупотребляющая алкоголем, НО не лишенная родительских прав) все старалась меня спихнуть в интернат «наподольше». А в интернате чувство того, что ты здесь никому не нужен, меня никогда не покидало. Казалось, что все делалось для галочки и показухи. В общем, реабилитация выпускников ДД однозначно должна иметь место.
Здесь я, пожалуй, заступлюсь за российское государство) Тут LeoKondrat высказался о том, что государство отняло ребенка у родителя и насильно удерживало в ДД, не давая родителю его забрать. У хороших родителей ребенка не отнимут никогда. А то, что государство, хоть и не всегда успешно, но старается оградить ребенка от дурного влияния "семьи", в этом я вижу только плюсы. Неизвестно, чтобы из меня сейчас получилось, останься я на "воспитании" у мамы. Ей не было до меня дела, она растворяла тоску в бутылке (царство маме моей небесное). Я повидала много мерзких сцен в своей "семье". Порой я просто удивляюсь, как из меня вышел нормальный человек! Поэтому важно разграничивать тех родителей, которые действительно хотят своих детей и делают все, чтобы их вернуть в лоно семьи, и тех, для которых их же собственные дети являются обузой. Подозреваю, что это трудная задача для государства(
Еще отдельной строкой хотелось бы сказать (это, конечно, может быть отдельной темой), что при принятии на работу педагогов, планирующих непосредственный контакт с детьми, нужно подвергать их тщательному отбору на предмет правильного образования (сколько "воспитателей" было в нашем интернате без педагогического образования! Они понятия не имели, как, например, общаться с трудным подростком или как разрешать конфликты). Я лично знаю несколько случаев растления малолетних их воспитателями. Одна "педагог" до сих пор работает в одном из ДД, даже является правой рукой директора. Только через 15 лет после окончания интерната я узнала от своей бывшей воспитательницы, что за душой той женщины смерть ребенка. Думаю, что из-за постоянной нехватки специалистов, жесткий отбор людей на место воспитателя скорее всего никогда не будет иметь место(
А в целом, хотелось бы, чтобы здесь больше высказывалось выпускников ДД и интернатов. Почему-то нас мало кто слушает. Специалисты все "перетирают", что да как должно быть, а воз и ныне там(((
А спросить прежде всего ребенка, где и как ему будет лучше - это почему-то никто не делает. Мое мнение почему-то всегда забывали спросить при определении меня в очередной интернат, потому что предыдущий расформировывался, или при спихивании меня в очередной пионерский лагерь (лагеря я, конечно, очень любила, так как смотреть на пьяные, извините, рожи в моей "семье" все лето я отказывалась).
В общем, я за реабилитацию выпускников ДД и интернатов. Я за жесткий отбор учителей и воспитателей в ДД (это, конечно, уже отдельная тема). И я против того, чтобы оставлять ребенка в семье, отказавшейся от него. Уж какой бы интернат ни был, он все равно будет лучше так называемой семьи, где ребенок НЕ нужен.
Простите, если немного сумбурно (я старалась написать побыстрее, пока сын спит, а то ведь потом не разрешит сесть за компьютер мой малыш).
Аня»

К вопросу о нашей предубежденности и об общественной стигме
stepina_natalia
В некоторых комментариях к предыдущим сообщениям была высказана устойчивая мысль о том, что наша предубежденность помешает делу (имелась в виду наша уверенность в том, что проценты, выдающиеся за официальные данные, не соответствуют действительности). Высказывалась мельком также мысль о возможной подтасовке цифр в связи с этой предубежденностью, но тут могу только пожать плечами, т.к. доказывать, что я не верблюд (убеждать кого-то в собственной порядочности), не входит в мои планы.
А о так называемой предубежденности скажу. Извините, немного науки:
«Любое исследование начинается с того, что исследователь задает себе какой-то вопрос и высказывает предположение о возможном ответе, иногда – о нескольких альтернативных ответах – то есть формулирует рабочую гипотезу».
(Можно почитать здесь: 
alter.sinor.ru/school/lecture_4.htm  )
То, что было названо нашей пристрастностью, - наша рабочая гипотеза. Дальнейшая работа подтверждает или опровергает рабочую гипотезу или приводит к такому результату, который требует новой гипотезы. Таковы правила.
Наша рабочая гипотеза в самом общем виде звучит так: «Мы считаем, что сведения, выдаваемые за официальную статистику, - о том, что только 10% выпускников детских домов способны к социализации, - не соответствуют действительности. Мы полагаем, что в реальности этот процент гораздо выше и зависит от многих факторов – где находится детский дом, когда был выпуск, массовую или коррекционную школу заканчивал выпускник и т.д.».
Мы хотим собрать данные, которые подтверждают или опровергают эту гипотезу.
Мы не доверяем «официальным данным», про которые неизвестно, когда они были собраны, на какой выборке проходило исследование (сколько человек участвовало), в каких регионах, кто проводил исследование. Без ссылки на источник информация перестает быть информацией и становится общественным мифом, который мы считаем дискредитирующим.

Менее всего наше исследование направлено на защиту системы детских домов. Мы достаточно много и активно пропагандировали семейное устройство, чтобы нас заподозрить в приверженности к коллективному воспитанию.
Пафос нашего исследования в другом. Хотим мы или не хотим, система детских домов и интернатов существовала десятки лет (и пока существует и дальше). Через нее прошли тысячи людей (и сколько еще пройдет и выйдет). Эти люди живут рядом с нами, работают, создают семьи, растят детей, справляются с жизненными трудностями, так же, как это делаем мы.
И последние 20 лет беспрестанно слышат, что 90% из них – преступники, наркоманы, самоубийцы. Как минимум неудачники.
Каково это – знать, что при словах «выпускник детского дома» практически каждый в нашей стране вспоминает о якобы 90 процентах ушедших на дно. Чего бы ты ни добился в жизни, каким бы успешным и счастливым ты ни стал, в лучшем случае тебя назовут «исключением». Обязательно добавят – «а вот остальные…».
Тысячи выпускников живут с пониманием, что общество заведомо считает их людьми второго сорта.
Чем заслужили они общественное презрение вместо общественной поддержки, общественной солидарности, общественного сочувствия?
Бесконечно цитируя эти невесть откуда взявшиеся цифры, мы продуцируем это презрение, - словно забываем, что это живые люди и они рядом.
Большинство выпускников, как бы ни сложилась их жизнь, скрывают, как правило, что они росли в детском доме. И при сегодняшней ситуации их нельзя не понять.
Сошлемся на результаты украинского исследования: «каждый 4-й скрывает статус "выпускник интернатного учреждения"; каждый 11-й выпускник интернатного учреждения испытывает притеснения из-за своего статуса ребенка-сироты».
http://www.fdu.org.ua/ru/news/426

Это и есть социальная стигма, навешивание негативных социальных ярлыков на группу людей. Она неизбежно ведет к дискриминации.
Избавить тысячи людей от клейма – в этом мы видим социальную задачу нашей работу – не узкопрофессиональную, а общественную.
Не защищать детские дома как таковые, а реабилитировать целую категорию людей – между прочим, полноправных граждан нашей страны. Обеспечить их право на уважение.
Наш проект не ограничивается сбором статистики, но мы вынуждены считать «среднюю температуру по больнице» (как выразился уважаемый оппонент), потому что цифрам можно противопоставить только цифры.
С мифом бороться трудно, он настолько въелся в сознание, что не требует объяснений, не нуждается в рациональных доводах. Но если мы хотим, чтобы общество увидело, как в реальности обстоят дела со всеми сторонами жизни детей без родителей, мы должны вытеснять мифы из общественного сознания.
Ибо стигма – вещь заразная. Она имеет тенденцию распространяться на всех, кто стоит рядом. Существующий негатив по отношению к выпускникам мажет той же краской и воспитанников, и воспитателей, и сами детские дома, и далее по цепочке – приемных родителей, специалистов по семейному устройству и так далее.
Так что не надо думать, что это касается только выпускников. Мы все в группе риска, господа. По крайней мере, 90%.

Выпуски 1995 года, 30 выпускников
stepina_natalia
Начинаем публиковать сведения о выпускниках разных лет.

С основной целью сообщества можно познакомиться здесь:
http://vipuskniki-dd.livejournal.com/398.html

Информацию о задачах и основаниях для анализа читайте здесь:
http://vipuskniki-dd.livejournal.com/1037.html

Сегодня публикуем сведения о двух классах, вышедших из двух московских интернатов в 1995 г., один интернат массовый, другой коррекционный.

Хотим уточнить, что все интернаты и другие учреждения (кроме специально оговоренных случаев) - это учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Школы-интернаты (учреждения, где дети живут и учатся) и детские дома (дети живут, а учиться ходят в соседнюю школу) специально не дифференцированы.

Выпуск 1995 г., массовая школа-интернат, 11 класс, 10 выпускников (8 девушек и 2 юноши), г. Москва

Образование.
Высшее – 4 человека:
1 девушка – Институт молодежи (теперь это называется Московский гуманитарный университет, факультет социологии),
2 девушки – полиграфический институт (менеджмент),
1 девушка – закончила 3 курса в Московском Государственном Технологическом Университете (факультет «Измерительные Системы и Технологии»), сейчас живет в Торонто и учится там в Университете (University of Toronto – two Majors – Psychology & Health Studies –по двум направлениям – психология и учения о здоровье), она же в Торонто до этого закончила в 2007 George Brown College – сертификат по администрации бизнеса.
Среднее специальное образование - 2 чел.
Закончили курсы:
- в МИДе (секретарь-референт, машинопись) – 5 девушек,
- косметолога – 2 девушки,
- кинолога-селекционера в Академии Скрябина, грумера (собачьего парикмахера) – 1 девушка,
- парикмахера – 1 девушка.

Работа
Работают в настоящее время 8 человек.
2 девушки – в полиграфической компании.
1 девушка – администратор в торговой компании METRO.
1 девушка – зав.отделом в торговой компании METRO.
1 девушка – бухгалтер в фирме.
1 юноша – начальник продовольственного склада.
1 юноша – продавец в хозяйственном магазине.
1 девушка – точно неизвестно, где работает сейчас, но нет сомнений в социальном образе жизни.

Временно не работают 2 девушки:
1 - декретный отпуск,
1 девушка воспитывает ребенка, подрабатывает фрилансером в сфере компьютерной графики.

Семья
Имеют семью 10 человек, полная семья – 7 человек, мамы-одиночки – 3 человека.
Воспитывают детей 9 человек, из них в 2 семьях по 2 детей, одна девушка растит ребенка мужа.

Асоциальный образ жизни
Не работающих без уважительной причины – нет,
имеющих судимость – нет,
попавших в наркотическую, алкогольную или другие зависимости – нет,
отдавших детей в детский дом (или лишенных родительских прав) – нет,
покончивших с собой - нет.
Дальше информация о другом выпуске 1995 г.Collapse )

Наши комментарии.
Конечно, тот класс из массового интерната, где все 10 человек стали состоявшимися людьми, – редкий случай (как и в обычной школе), но нужно знать, что и такое бывает.
Совпало несколько факторов. Помимо жизненной стойкости самих выпускников и их желания добиться чего-то в жизни (мы знакомы почти со всеми и за это ручаемся), помогло и то, что в те времена сам интернат считался образцовым в Москве. Туда вкладывались немалые ресурсы (что для начала 90-х совсем немаловажно), он все время был на виду, что требовало внимания самих сотрудников к школьным успехам и культурному уровню. Можно сказать, этими детьми занимались. К тому же последние два года класс активно готовили к самостоятельной жизни – все посещали какие-то курсы (в МИДовские поступить, кстати, было не очень легко, а уж закончить тем более). Сам навык учебы вне стен интерната сыграл позитивную роль в получении дальнейшего образования.

А класс, который вышел из коррекционного интерната, надо сказать, и нас самих удивил. И интернат был не слишком силен, а в те времена переживал смену директоров, зданий, места жительства даже (детей кидали из здания в здание, потом отправили на 9 месяцев в санаторий в Анапу, за 2 года поменялось 3 директора, условия жизни временами были откровенно антисанитарными). Готовить к выпуску и поддерживать этих людей в дальнейшем было по сути некому. И то, что большинство из них справилось с жизнью, несмотря на все трудности, вызывает глубокое уважение.

Из обоих выпусков у нас есть истории жизни двух девушек, через некоторое время мы разместим эту информацию, и тогда можно будет узнать подробности.

И в заключение. Конечно, пока некорректно подсчитывать цифры на такой маленькой выборке, но обращаем ваше внимание, что из 30 выпускников, о которых сегодня шла речь, только 3 не смогли социализоваться в жизни (да и то один под вопросом). Остальные – полноценные члены нашего общества, без всяких оговорок.

Как сравнивать выпускников? Наше представление о задачах и критериях
stepina_natalia
Хочу сделать несколько важных предварительных замечаний о том анализе выпускников, который мы предполагаем сделать.

1. Как мы видим свою задачу?
Мы хотим обобщить эмпирический опыт многолетней работы с воспитанниками и выпускниками детских домов и интернатов. Речь идет о 20-летнем периоде (1990-2010 годы). Другими словами, мы хотим перевести на язык цифр те сведения, которыми мы обладаем, и сравнить наши «ощущения» с той реальностью, которую выявят цифры.
Приглашаем объединить усилия практиков, которые готовы двигаться в этом направлении.
Помимо цифр нас интересуют истории жизни и случаи (типичные и нетипичные).

2. Что берется за основу классификации?
Социализация, понятая в достаточно широком смысле. На одном полюсе – наличие образования, работы, семьи – то есть обретение определенной социально приемлемой ниши. На другом полюсе – асоциальный образ жизни (криминальное прошлое и настоящее, наличие судимостей, алкогольная/наркотическая/другие зависимости, отказ от детей/лишение родительских прав и т.д.). Отдельно – суицид.
В качестве водораздела мы берем параметр «социально приемлемый образ жизни», где основное – наличие работы (или другой приемлемый способ содержать себя) и отсутствие противоправных, асоциальных действий. То есть если выпускник работает и не совершает противоправных действий, он считается социализованным. Допустимым также считается: роль домохозяйки, воспитание детей для девушек (живет на средства мужа); не работает по причине инвалидности (получает пособие); временно не работает (декретный отпуск, поиск новой работы); после отбывания наказания ведет социально приемлемый образ жизни.
Наличие образования и способность воспитывать детей повышает степень социализации.
На данном этапе мы не ставим задачу мониторинга мест работы, квалификации труда, качества жизни, культурного уровня выпускников.

3. Каковы критерии классификации? От чего, на наш взгляд, зависит успешная социализация?
А. Важно сравнить выпускников традиционной системы интернатных учреждений и выпускников семейных форм жизнеустройства (включая Детские деревни, патронатные учреждения и т.д.).
Б. Многое зависит от того, массовую школу заканчивал выпускник или коррекционную. Под коррекционными интернатами по умолчанию понимаем интернаты 8 вида, остальная специафика указывается отдельно.
В. Регион. Абсолютно уверены, что в разных регионах жизнь у выпускников складывается по-разному.
Г. Год выпуска. Также уверены, что выпуски разных лет отличаются друг от друга.

Таковы наши основания, которыми мы будем пользоваться. Будем рады конструктивным предложениям или изменениям.
В частности, не решили вопрос, отмечать ли гендерный показатель (девушки/юноши)? Пока считаем всех вместе.

Приглашаем к обсуждению.

С уважением инициативная группа «Выпускники детских домов: статистика»

?

Log in